TV БЕЗ СОБАКИ ПУТИНА

Моей дочке 4 месяца. И, конечно, как всякий родитель, я всем рассказываю о ней - к месту и нет. Но сейчас будет к месту: если во время кормления включить телевизор, она бросает есть и смотрит.

То есть ТВ берет верх над главным безусловным рефлексом. А что такое наше ТВ сегодня? Можно ли его давать моей дочке? У Спока об этом нет ничего, и тогда я решил поговорить с главным на данный момент человеком в телевизоре. Был и другой, более формальный, нежели дочкино поведение, повод к этой беседе: 10 февраля стартуют ростовские «Истории в деталях».

Сергей Майоров родился 24 ноября 1968 года в Подмосковье. Окончил РАТИ (ГИТИС), по образованию - актер театра и кино, режиссер эстрады. Работал в Московском театре юного зрителя. На телевидение в 1991 году его привела диктор - народная артистка России Анна Шатилова. Четыре года назад стал руководителем и ведущим программы «Истории в деталях» на телеканале СТС.

Премия «Люди года-2006» журнала GQ - Сергей Майоров признан лучшим «Лицом из телевизора».

Программа «Истории в деталях» – лауреат «ТЭФИ» 2005, 2006 в номинации «Информационно-развлекательная программа».

- Сергей, начну с личного. Вы ведете дневник в интернете?

Сергей Майоров - Нет. И, кстати, я не очень большой поклонник интернета. Я все-таки за личные коммуникации, естественное человеческое общение. Знаю, что огромное количество людей сидит в этом «Живом журнале», но мне кажется, это удел не очень счастливых людей. Зачем доверять тайные мысли компьютеру, чтобы любой посторонний мог в них копаться. Эксгибиционизм какой-то. Ведь можно же всегда найти слушателя среди друзей и о каких-то своих внутренних проблемах, радостях, открытиях рассказать ему.

- Скажите, а зачем на Рен ТВ появилась передача «Частные истории» – ну совсем уж ваш клон?

Сергей Майоров - Это вопрос, наверное, к тем, кто этот продукт производит. Там ведущая- абсолютно некомпетентная и наглейшая девица. Я долго пытался выяснить - кто она? Мало того, совсем скоро и на НТВ появится новая программа - «Главный герой». Руководить ею и вести будет Антон Хреков. Он и его приближенные активно переманивали журналистов из нашей программы. Они не скрывают, что хотят делать очень похожий на «Истории в деталях» проект. Темы наши переснимают. Но их программа будет еженедельной, а мы - ежедневные. И я хотел бы посмотреть на того, кто отважится каждый день делать такой продукт, как наш. Поэтому я отвечу, может, и вызывающе, но я абсолютно уверен, что конкурентов у нас на телевидении нет.

- Значит, и НТВ тоже решило пойти по пути такого... эмоционального телевидения?

- Да. Они сейчас вбивают в сознание зрителей новый слоган проекта: «НТВ переходит на личности». Абсолютно все понятно.

Ну, все понятно, конечно. Когда-то бал правил Леонид Парфенов, и он становился «Человеком года», по версии журнала GQ. А в 2006-м «Человек года» у GQ – Сергей Майоров.

Сергей Майоров - Между Парфеновым и мной в этой номинации были еще Савик Шустер - «Человек года» в 2004-м, и Андрей Лошак - в 2005-м. И ваше замечание абсолютно правомерно, потому что невооруженным глазом виден переход от информации и аналитики, которые ярко представлял и Парфенов, и Савик Шустер, к инфотейменту, в котором блестяще работает Андрей Лошак. Его программа «Профессия - репортер» с каждым выпуском все более эмоциональна. Чтобы как-то удерживать зрителей у телевизора, приходится искать новые формы, микшировать жанры. И если раньше королевой телевидения была информация, то сейчас, к сожалению, королева умерла. И на смену чистой информации приходит информация с массой эмоциональных деталей - инфотеймент.

- Это правда, что в детстве вы снимались в «Ералашах»?

Сергей Майоров - И в кино тоже. Мое детство прошло в маленьком подмосковном городке Монино. Там находится Военно-воздушная академия имени Гагарина, в которой до сих пор существует единственный в стране музей ВВС. А в нем представлено все: от первых бипланов до Ту-144. И огромный аэродром в совершенно глухом сосновом лесу. И, естественно, у киношников даже не возникало вопросов, где снимать батальные сцены к военно-патриотическим фильмам. Сколько себя помню, там круглый год по три-четыре экспедиции одновременно находились. Поэтому для меня, например, съемки фильма не представляли никакой тайны. Там снимали «Особо важное задание», «Фронт за линией фронта», «Отец и сын»... Естественно, киношники искали массовку из местного населения. И каждый житель городка, который ходил поглазеть на чудо, мог потом полсекунды увидеть себя на экране. А я был весьма харизматичным ребенком, и это не могло остаться без внимания ассистентов режиссера. В первый раз мне предложили сняться в эпизоде, за что заплатили моей маме гонорар в размере 7 рублей – за 2 дня съемок. У меня было особенно важное задание: когда на колонну с беженцами нападают бомбардировщики, я, играя мальчика, который потерял своих родителей, должен был громко-громко кричать, испугавшись грохота бомб. Я поверил в предлагаемые обстоятельства и... о, как я кричал! Так я попал в картотеки «Мосфильма» и студии Горького, и меня стали дергать, позвали на несколько эпизодов, в том числе и «Ералаша». Все это было до семи лет, а потом мама сказала: «Знаете, мальчику учиться надо», и карьера моя актерская закончилась.

- А в «Ералаше» вам доставались роли плохишей или мальчиков хороших?

Сергей Майоров - Дважды играл хороших, дважды – плохих.

- Я к чему веду: среди героев вашей передачи вам интересны плохиши или хорошие? Просто когда человек очень хорош и благообразен, это ведь ужасно скучно.

Сергей Майоров - Мне интересны драматические истории. Я уже взрослый мальчик и делить людей на хороших и плохих, пожалуй, не буду. Люди же не рождаются на свет с четкой характеристикой: этот – подонок, а этот – душка. Наверное, что-то влияет на нас, в результате чего мы меняемся. И я бы в своих историях дал возможность зрителям самим разобраться, что все не так однозначно. Интересен сам процесс формирования личности... Знаете, у Чапека есть такая пьеса «Средство Макропулоса», и там замечательная фраза: главная героиня, которая 300 лет живет, не старея, говорит юной актрисе: «Не плакала, не хоронила, откуда взяться красоте?». Вот. Мне интересна история каждой морщинки. Я, например, не вижу ничего страшного в том, что наши операторы крупно снимают глаза героев. Хоть это и банально – «глаза – зеркало души, они не врут...», но я этой банальности не боюсь. Потому что вокруг глаз есть морщинки, и у каждой морщинки своя история.

- Вы в своих передачах отталкиваетесь от злобы дня?

Сергей Майоров - Безусловно, мы же информационно-развлекательная программа. Поэтому информационный повод для нас очень-очень важен.

- А нет желания сделать сюжет о самой популярной теперь собаке в Старом свете? Собаке Путина, которая, по словам Ангелы Меркель, журналистов кушает.

Сергей Майоров - Президент Путин априори не наш герой. И собака его, в общем-то, тоже не в тему Первого развлекательного. СТС – канал не политический, и любое появление президента Путина или его окружения, или его животных может быть воспринято как сознательный отход от формата. Представьте себе Уитни Хьюстон на радио «Шансон». Ведь абсурд.

- Ну хорошо, вы - Первый развлекательный, и собака Путина - это не ваш формат. А вот история Михаила Прохорова, который как раз развлекался в Куршевеле?

Сергей Майоров - Я думаю, что все-таки это история программы «Максимум». Олигарх, проститутки, нефтедоллары. Дорого и богато! Это слишком маргинальная история, она для господина Пьяных. О ком нам делать свое кино? О бедных заблудших бл...х? О Прохорове, который чего-то в детстве не дополучил? Вот если Прохоров снимет гениальный фильм или, я не знаю, полетит на всю жизнь в космос... Тогда да! А пока масштаб истории и ее ценность сомнительны.

- У диджеев на радио есть такая поговорка: «Нравится песня – слушай дома». А для вас при выборе героя насколько важен личный интерес к нему?

Сергей Майоров - Я сам когда-то был диджеем и очень хорошо понимаю, о чем говорят коллеги. И как бы это было ни печально, но это факт – «слушай дома». Я бы с удовольствием делал истории про Анну Нетребко, Дмитрия Хворостовского, Вана Клиберна, Евгения Кисина. Но, я боюсь, что это не всегда будет интересно нашей аудитории. Поэтому программа «Истории в деталях» – это некий микс из того, что нравится нам и публике. Например, я и шеф-редактор нашей программы Иван Коновальцев – большие поклонники джаза. То, как знает джаз Ваня – сын музыканта, сам музыкант, не знает, наверное, ни один человек в России. И я очень люблю, когда Ваня делает в программе историю об этой музыке, потому что джаз – это такая, удивительная история. Но я хорошо понимаю, что поклонников джаза в стране не так много. Поэтому на первое место я поставлю, естественно, не джазовую историю, а историю про кого-нибудь из «фабрикантов». Потому что, если говорить сейчас о поп-музыке, то стабильный и устойчивый рейтинг дают те, кто принимал участие в «Фабриках звезд»: Иракли, «Корни», Виктория Дайнеко, группа «Фабрика». Приходится лавировать. Есть истории, которые мы, что называется, переживаем, а есть истории... которые нам разум подсказывает. Короче, «Истории в деталях» – это разум и чувства. В нашей программе могут быть и Светлана Сорокина, и Тина Канделаки, группа «a-hа» и группа «Киски», и Денис Мацуев, и Николай Басков. Главное, чтобы была история... Очень показательный случай: у нас в программе был сюжет про джазового музыканта Гиллеспи. Отличительная черта этого великого музыканта – он, когда играл на своей трубе, безумно раздувал щеки, как лягушка. И как-то раз я заехал в гости к своей маме и удивился, что она слушает его диск. «Мама, что это такое!» – «Это Диззи Гиллеспи. Я видела его историю, видела, как он раздувает щеки, и вот решила купить и послушать». Вот так одна-единственная деталь открыла ей целый музыкальный пласт.

- Вы Викторию Дайнеко упомянули... Для меня это очень удивительный персонаж. Когда ее приглашают в «Песню года» и за кадром извинительным голосом говорят, что у девушки удивительная судьба: в маленьком поселке Мирный, в котором она выросла, не было музыкальных школ, поэтому петь она училась, слушая пластинки, петь не умеет, но очень хочет... Или вот «Лучший певец года» – Дима Билан. Я просто перебираю таких героев, с которыми лично мне как редактору сложно, потому что у них нет никаких таких историй.

Сергей Майоров - Ну, это вопрос, как подавать. Ведь интересны не только истории падений, но и истории взлета. И Билан, и Дайнеко находятся сейчас в стадии взлета.

- Да, но мне или скучно, или неловко за эти взлеты.

Сергей Майоров - Если говорить, допустим, о Билане... я не большой поклонник поп-музыки (усмехается), но если все же говорить, то Билан - это то, что сейчас не стыдно. И в истории его становления есть масса любопытных деталей, которые и журналист, и зритель хотели бы узнать, но... Дима Билан вряд ли хотел бы об этом рассказывать. И вот тут встает вопрос: что, не делать историю про него вообще? Понимая, что мне как главному редактору показывать Билана надо, что он дает высокий рейтинг, но врать при этом не хочется, не хочется тиражировать придуманную его pr-службой историю, я ищу компромиссное решение... Была такая история с Катей Лель - землячкой Димы Билана. Приехав к ней на съемки, журналист в течение трех часов слушал только о том, как она уникальна, эксклюзивна, и что кроме Господа Бога ей никто не помогал на пути к вершинам... А вся Москва в это время обсуждала скандалы Лель и ее продюсера Волкова, который себе многое позволял, да и Катя была девушкой не высокопорядочной... Повторюсь, тиражировать ложь я не буду. И когда я понял, что истории не получается, я просто резким движением руки отправил ее в корзину. Билан - человек харизматичный, артист очень неплохой. Естественно, думая о его присутствии в проекте, я стоял перед выбором: либо я показываю неправду, которую мне активно навязывают его рг-менеджеры, либо я делаю что-то свое. Так в эфир вышла история о том, как Билан учился в Гнесинке. Получилось мило и достойно. Дима встретился со своими педагогами, педагоги рассказывали о том, какой он замечательный и шкодливый студент был, один из самых способных и шумных. В Гнесинке его помнят до сих пор. Однокурсники Димы были. Мы ему не навредили, а он нас не обманул.

- В другой своей беседе вы делились с коллегами, как трудно дались вам съемки Хазанова. Тот сюжет тоже пошел в корзину?

Сергей Майоров - Тот сюжет вышел в эфир, хотя я не знаю, нужно ли было его выдавать. С Хазановым действительно получилось все очень сложно. Я ведь как руководитель программы всегда предполагаю, у кого из журналистов с кем из героев может получиться разговор, а с кем нет. Про Хазанова я знал, что человек он достаточно ершистый и колкий, но я считал, что у многопрофильного, что называется, журналиста Димы Сапуна все получится. Но Хазанов изначально встретил Диму с позицией: «Все журналисты – уроды, все говнюки, вопросы задают тупые, ну, и что вы сейчас у меня спросите?». При таком, конечно, настроении ни у одного журналиста разговор со звездой не выйдет. Да здесь вопрос и не в мастерстве журналиста... Хазанов – звезда, честно говоря, выдающаяся, человек достойнейший, но если ты соглашаешься на интервью, то должен понимать, что это тоже часть твоей работы. Иди и делай ее! Если ты не хочешь давать интервью – молчи и не высовывайся. Но если ты согласился, то должен отрабатывать. Интервью – это общение двух человек, это так же, как любовные истории: если один лег и хочет, чтобы ему доставили удовольствие, вряд ли из этого получится что-то выдающееся. В этот момент стараются два человека. А когда один просто как бревнышко лег, а другой по нему елозит, это ничего, кроме комичности, не вызывает. Поэтому история с Хазановым вышла такой – никакой. Сам факт общения с журналистами Геннадию Викторовичу не нра-вит-ся.

- Но это редкое исключение?

Сергей Майоров - Нет, это довольно частое явление. Но как бы они ни капризничали и ни говорили: «Ой, как нам не интересно идти на интервью, ой, как нас замучили журналисты», поверьте мне, любая звезда устраивает своим агентам дикие истерики, когда о ней не пишут, когда ее не показывают. Как бы ни ненавидели журналистов, все понимают, что без прессы никуда. Мы первыми рассказываем миру о рождении чего-то нового... Что вообще такое звезда. Это может быть и пролетающий метеорит, плотный какой-то материал, плотная порода, а может быть и некое газообразование. Происхождение звезд во многом таинственно и непонятно. И по большому счету мы всегда должны понимать, что общаемся с очень непростым человеком. Вот Юлия Борисова, великая русская актриса. Играла в спектакле, в антракте ей сообщают, что у нее умер муж, очень близкий человек. Она вышла и продолжала играть как ни в чем не бывало. С одной стороны эта история чудовищна: как же так, нужно бежать к нему, но с другой стороны, с точки зрения творчества, – это высочайший класс профессионализма. Но тем не менее, сколько людей, столько и мнений будет. В данный момент важно одно: что думала сама Борисова по этому поводу. Или известная история Валентины Леонтьевой. Когда она была в Комсомольске-на-Амуре, на записи программы «От всей души», у нее умерла мать. Но она не остановила съемки и не вернулась в Москву, мама лежала в морге, пока дочь не закончила съемки. Осуждать Леонтьеву, не осуждать? Я бы не стал как-то анализировать эту ситуацию. Важно одно: что происходило в этот момент с человеком... Звезда – это всегда очень все сложно. Может быть, не идя на какие-то жертвы, люди не становятся звездами, не знаю, у каждого свой путь.

- Сейчас я назову два имени нарицательных: Евгений Ваганович Петросян и Саша Барон Коэн, он же Борат. Они – ваш формат?

Сергей Майоров - Да, безусловно, и Петросян, и Коэн, вопрос только в том, что вряд ли бы я делал о них истории. Коэн ведь кроме фильма «Борат» пока ничего больше не сделал. (Премия «Золотой глобус», номинация на «Оскар» за сценарий. - «Главный»).

- Ну, он придумал себе три личины, с которыми успешно выступает на телевидении.

Сергей Майоров - Понимаете, но это очень примитивно. Так же как и Петросян. Может, я покажусь кому-то очень занудным, но для меня больше, чем Райкин, ничего в нашем российском разговорном жанре пока не существует. Это тонкий и неповторимый юмор, для меня это что-то недосягаемое. Помните, в короткометражке про коммуналку, когда он пельмени запихивает в рот толстому дядьке и при этом наливает ему воду из чайника в штаны - «вспомни детство!»... Это никоим образом не вяжется с понятием «пошлость», понимаете, это искусство, это настолько удивительная, точная миниатюра, насколько она талантливо сделана... Я очень много бываю за границей и наблюдаю за тем, как шутят там. В основном это какие-то половые шутки. Пукнуть громко - это будет смешно. Или споткнуться.

- Но ведь «Комеди Клаб» вы решили сделать своими героями. А уж кто пукает больше них...

Сергей Майоров - Какие люди - такие истории. И Райкин был героем нашей программы, и «Комеди Клаб». У каждого поколения свои кумиры. Несколько раз я был на живых выступлениях «Комеди Клаб»: я скажу честно, есть вещи, которые мне просто не симпатичны, повергают в состояние шока. Поэтому, скажу так, я признаю «Комеди Клаб» как явление, но, повторюсь, я не являюсь их поклонником. Но это мое личное мнение, зрители должны сформировать свое.

- А теперь, собственно, о наших палестинах. Не было страха, когда вы придумали делать «Истории в деталях» в Ростове – а где вы будете брать героев, пусть даже и для двух передач в неделю?

Сергей Майоров - Страх есть всегда, даже у нас, в московской программе. Хотя мы существуем уже четыре года... Это вообще настолько удивительно и непредсказуемо – каждый день на берег выносит что-то интересное, какую-то тему, о которой можно говорить. Наши региональные программы уже выходят в Петербурге, Казани, Самаре, Перми. И вот 10 февраля запускаем местные «Истории» в Ростове. Посмотрим, к чему нас это приведет. Но на сегодняшний момент результаты впечатляют: сверстаны 10 программ до середины марта. Сверстаны – это значит, уже сняты, уже смонтированы, уже озвучены, уже все готово к тому, чтобы выдать их в эфир. И сейчас, общаясь с руководителем ростовской программы Романом Удовиченко и ее шеф-редактором Полиной Черкасовой (Полина пришла на СТС из нашего журнала. - «Главный»), я понимаю, что фантазия и информационные поводы у вас на Юге неисчерпаемы.

Текст / Андрей Бережной / «Кто Главный»

TV БЕЗ СОБАКИ ПУТИНА / 1TV БЕЗ СОБАКИ ПУТИНА / 4TV БЕЗ СОБАКИ ПУТИНА / 2TV БЕЗ СОБАКИ ПУТИНА / 5TV БЕЗ СОБАКИ ПУТИНА / 3TV БЕЗ СОБАКИ ПУТИНА / 6

Вернуться к списку публикаций

Поделиться


Популярное

  • КОРОЛЕВСТВО МАЛОВАТО!

    Компания «Story Lab» начала съемки документального фильма о звезде мировой оперы МАРИИ ГУЛЕГИНОЙ. В августе у нее будет звучный юбилей. Из всех этих лет – тридцать на сцене! Вместе с ней мы отправимся в кругосветку – от ее родной ОДЕССЫ до ее любимого НЬЮ-ЙОРКА.

  • ПЕРВАЯ НА ПЕРВОМ

    «Story Lab» представляет премьеру документального фильма о звезде мировой оперы Марии Гулегиной на Первом канале, 4 ноября, в 23.50.

  • ЛЕГЕНДЫ О ГОГЕ

    К 100-летию великого режиссёра Георгия Александровича ТОВСТОНОГОВА. Компании «Story Lab» и «ИВД КИНО» представляют премьеру документального фильма «ЛЕГЕНДЫ О ГОГЕ» на Первом канале, 27 сентября, в 23.30.


AdmirorGallery 4.5.0, author/s Vasiljevski & Kekeljevic.