Полцарства за историю

Полцарства за историю

Сергей Майоров - человек с хорошо поставленным недержанием речи. задаешь ему вопрос и понимаешь, что у тебя нет шанса озвучить следующий. по крайней мере, пока сам майоров не остановится. татьяна николенко с интересом выслушала несколько монологов и выбрала самые поучительные истории от автора и бессменного ведущего популярной телепрограммы, у которой теперь появится ростовская версия.

Актёры и доллары

Сергей Майоров - Странное дело, все стремятся в столицу. Со времен фильма «Москва слезам не верит» актуален вопрос, что же они все в Москву тащатся? Москва, она что, резиновая? Ведь на самом деле реализоваться в столице удается немногим. В Америке, если ты снимаешься в кино и являешься членом профсоюза, ты не имеешь права выполнять работу за меньшую сумму, чем она на самом деле стоит. Если твоя первая съемка стоит тысячу долларов, соответственно, следующая должна стоить пять тысяч. И так по восходящей. Дорастаешь до категории 10 тыс. долларов, потом идет 50, 100, 500, затем миллион, и - люди становятся звездами. У нас картина другая. Начинают снимать кино, выясняется, что денег нет, «украдены!». Соответственно, приличных гонораров у актеров не будет. Артистов «четвертого плана», рассчитывающих получать по 500-800 долларов, не приглашают. На их место берут выпускников екатеринбургского, иркутского или ярославского училища, которые согласны работать за пятьдесят долларов в день. В результате эти счастливцы из провинции, приехавшие покорять столицу, повторяют путь коллег до уровня популярности стоимостью в 500-800 долларов. Потом история повторяется. Качество сериалов от этой постоянной миграции рабочей силы страдает неимоверно.

Журналисты и квартиры

Сергей Майоров - Мне всегда жалко тех, кто рассчитывает добиться успеха в столице. Работу найти можно. А вот семью создать сложно - негде жить. За тысячу долларов удастся снять квартиру только на окраине Москвы. Ситуация, как у героини Софико Чиаурели в фильме «Ищите женщину»: «Как только мой начальник поднимает мне зарплату, он же, как владелец дома, поднимает и квартплату». Я квартиры своим работникам не сдаю, тем не менее, поднимаешь человеку зарплату, а квартплата и инфляция все сжирают. Купить же квартиру в Москве нереально. Моя квартира на Ленинском два года назад стоила 150 тысяч долларов. Сейчас она оценивается в 400. Я бы такую сумму не потянул. Мой друг американец приехал работать в адвокатскую контору и купил себе небольшую (всего 100 метров) квартиру в центре Москвы за 1,5 млн долларов. За вычетом стен, удобств и подсобных помещений, полезной площади остается метров 75. Он пришел в ужас и сказал: «Вы, русские, - идиоты. Вы не понимаете, что творите. Вам пора устроить революцию -отказаться покупать жилье по таким ценам! Вы не знаете счет деньгам! Полтора миллиона- это же бешеные деньги, в Нью-Йорке за них я бы купил роскошную 120-метровую квартиру с видом на Центральный парк и еще осталось бы на жизнь». Именно поэтому мы стараемся никого не забирать в Москву. Зачем? Наоборот, нужно культивировать наши «Истории» в регионах.

Американцы и работа

Сергей Майоров - Американская модель существования «жить в одном городе, а работать в другом» была опробована еще моей бабушкой-актрисой. Она в 1941-м с театром Моссовета была эвакуирована в Омск, но не туда доехала.

По пути заболела тифом, и ее высадили в Рязани. После войны она, живя в Москве, ездила работать в Рязанский театр драмы. Я удивлялся: зачем, почему? «Ох, милый, - отвечала она. - Столько, сколько я сыграю в Рязани, я никогда не сыграю в Москве». Бабушка дослужилась до звания народной актрисы. Труппа в театре была маленькая, а потому все актеры были востребованы.

Еще один человек, который меня удивил, - это мой однокурсник Аркаша Ерошкин. Он приехал в Москву из Омска только для того, чтобы учиться у великих театральных педагогов. А потом вернулся домой. Сейчас он народный артист, лауреат Госпремии, художественный руководитель театра, причем не государственного, а созданного им самим Молодежного. Выросшего из театральной студии, где в свободное от работы время играли пьесы немецких драматургов. Их усилия оценило правительство Германии и выделило им грант.

И на гастроли они поехали сразу за границу, а не в Москву. Сейчас, когда у Аркашиного театра аншлаги и в Омске, и в Германии, придумана новая форма творчества - кафе при театре, где играются моноспектакли. 50 зрителей пьют кофе и смотрят историю Эдит Пиаф. И забывают про кофе, потому что ценят интимность обстановки, ведь актриса играет для каждого из них.

Для меня голливудская кинозвезда Джульетт Льюис не величина, если ее сравнить, к примеру, с Джеком Николсоном. Она для меня просто хорошая актриса. Тем не менее я с удовольствием иду смотреть ее моноспектакль в таком же маленьком кафе-театре. И понимаю, что если у нее нет ролей в кино, она придумывает себе маленький спектакль, создает историю и воплощает ее в жизнь. Следовательно, она востребована.

Стереотипы и менталитет

Сергей Майоров - Мы сознательно становимся жертвами стереотипов и штампов. Москва -город, заставляющий активно шевелиться, работать мозгами. Провинция же инертна. В этом основная трагедия: все почему-то считают, что воплотить в жизнь тот или иной проект, реализовать свои замыслы в Москве можно, а дома и пробовать не стоит. Однако в этом смысле показателен бизнес - люди открывают магазины, рестораны, дизайнерские фирмы. Что мешает всем творческим и талантливым людям постараться также реализовать себя? Вопрос в менталитете.

Но вот я сижу в венском аэропорту и вижу на табло, что есть прямые рейсы не только в Москву или Питер, но и в Ростов, Краснодар, Одессу, Днепропетровск, Екатеринбург. Такое было трудно представить еще лет пять назад. Раз «проклятые капиталисты» открывают авиалинии, то ими кто-то пользуется. А значит, не все так плохо, как говорят. Приезжая в регионы, я обязательно иду в рестораны. Такого удовольствия от качества европейской кухни и дизайна помещений я нигде больше не получаю. Лечу в Ростов и читаю в журнале, что происходит в культурной жизни города. К вам везут уже не антрепризы из серии «один стул и два чемодана», а «Затмение» Ленкома. Полноценный спектакль с серьезными декорациями. Это не может не радовать. Смотрю на афиши: Гвердцители, Гальцев, Агутин и Пресняков, Игорь Моисеев. Не так давно это тоже было нереально!

Я помню, как те, кто работает у Моисеева, жаловались, что в России ансамбль не выезжает на гастроли из-за того, что это неоправданно дорого - вывезти всю когорту участников и персонала.

Вкуc и потребности

Сергей Майоров - С одной стороны, как говорил Станиславский, публика - дура. И ей нужно давать то, что ее развлечет. Но, с другой стороны, не такая уж она и дура. Потому что есть те, кто способен увидеть содержание за эпатажной формой. Так, как было с комедией Кирилла Серебренникова «Изображая жертву». Одни приходят на спектакль тупо поржать. Другие видят остросоциальную тему об одиночестве человека, о его потерянности, о некоем вакууме. Когда Володя Машков ставит на большой сцене МХАТа им. Чехова коммерческий спектакль «№ 13» с Женей Мироновым и Авангардом Леонтьевым, зритель получает возможность посмеяться, а театр - заработать. Но при этом на малой сцене тогда еще никому не известный режиссер Серебренников делает спектакли «не для всех». Оказывается, можно зарабатывать деньги и одновременно заниматься искусством.

Наши «Истории в деталях» - попытка соответствовать интересам зрителя. Но при этом показать что-то неожиданное. Рассказывая о Паше Артемьеве, мы сделаем упор не на его взаимоотношениях с поклонницами, а на том, что его мама - писательница Лившиц, автор иронических детективов, а отчим - знаменитый пианист. Медийное лицо нужно показать так, как этого еще никто не делал. А затем рассказать историю о ком-то малоизвестном. Например, о джазовом музыканте Диззи Гиллеспи.

Покупая носки, я хочу знать, сколько процентов синтетики в них содержится. Покупая колбасу - из чего она сделана. Смотря на актера и поражаясь его органичности, я хочу знать, что у него в душе, откуда он, что пережил? Но я не делаю историю ради скандала. Я думаю об искусстве, говорю то, что интересно мне. Когда мы снимали передачу о Светлане Сорокиной, она заметила, что на первый взгляд передача требует откровений, которые не хочется озвучивать. Но затем расслабляешься, как на сеансе у психотерапевта или в разговоре с близким человеком. Хочется рассказать абсолютно все, и невозможно врать.

Скандалы и рейтенги

Сергей Майоров - Коллеги иногда подшучивают: вот Канделаки вляпалась в какую-то историю, про нее все пишут, а про тебя нет. Что ж теперь и мне вляпаться во что-либо? Нет уж, потом слишком долго отмываться. Я перестал давать интервью, несмотря на множество поводов: у меня появился дом за городом, меня провозгласили «Человеком года» в номинации «Человек из телевизора». От того, что я мало появляюсь на страницах газет и журналов, программа не страдает, рейтинг остается высоким. Расскажу эксклюзивную историю. Есть в Москве популярный журнал «МК-Бульвар», он любит цитировать наших героев на своих страницах. И вот когда мы второй раз за три года существования программы получаем «Тэфи», «МК-Бульвар» про нас ничего не пишет. А поводов, и информационных, и прово¬кационных - миллион. Мы были на церемонии всей командой, смеялись, позировали, прикалывались. Наша продюсер умудрилась упасть, наши девочки танцевали канкан, через весь зал к нам кинулся ведущий государственного канала аналитической программы «Вести», так сказать, голос нынешней эпохи Сергей Брилев, и заорал: «Ребята! Вы лучшие на телевидении! Я смотрю вас! Все остальное - говно!» Наконец, когда нас фотографировали, мы вместо слова «сы-ы-р» говорили «жо-о-па». Почему же нам не выделили хотя бы одну строку в популярном издании? Стало обидно, честное слово. Тем более что параллельно мы работали над программой о культовых музыкальных журналистах - «Акулах пера». И пригласили к сотрудничеству Илью Легостаева, Капитолину Деловую, Артура Гаспаряна. Всех, кто как раз в «МК-Бульваре» и работает. Я попытался выяснить, что же произошло? Оказалось, не был решен вопрос бартера. Выходит, если о тебе не говорят, не пишут, то потому, что ты ничего не пообещал взамен. Если я понимаю, что интересен журналисту без «бартерных условий», я помогу сделать хороший материал. Приглашу домой, покажу коллекцию самолетов, даже буду играть с племянницей в аэропорт. Но когда мне звонят из журнала «ТВ Парк» и говорят: «Вот, наконец, и до вас дошла очередь», я отвечаю, что пропущу ее.

Работа и жизнь

Сергей Майоров - Конечно, моя семья страдает оттого, что я постоянно в историях, в разъездах.

Но это лучше, чем сидеть дома и рефлексировать по поводу того, что все плохо и по телевизору нечего смотреть. Мне нужно вылетать в Ростов, а у мамы приступ радикулита. Понимаю, что ей одной не справиться, вызываю на помощь беременную жену брата. Жестоко? Да. Но не думаю, что маме было бы легче, если бы я проводил жизнь, сидя у ее кровати. Я делаю все, чтобы она ни в чем не нуждалась. Но хочу прожить свою собственную жизнь.

По первой профессии - я актер. По второй - социальный психолог, специализирующийся на трудных подростках. И при этом я много лет работаю на ТВ. Начинал администратором, стал внештатным корреспондентом, редактором, шеф-редактором, автором программ.

Если честно, мне уже скучно работать ведущим. «Королевство маловато, разгуляться негде».

Еще годик, и я не побоюсь оставить эфир. Я веду программу не для того, чтобы рекламировать себя и потом проводить корпоративные мероприятия. Гораздо больше мне нравится общаться с молодыми ребятами, формировать команды в регионах. Я могу не вмешиваться в их работу, но я всегда знаю, что готовится к эфиру в каждой студии. Мне нравится создавать Империю Хороших Историй.

Текст / Татьяна Николенко / «Pleasure»

ПОЛЦАРСТВА ЗА ИСТОРИЮ / 1ПОЛЦАРСТВА ЗА ИСТОРИЮ / 2

Вернуться к списку публикаций

Поделиться


Популярное

  • КОРОЛЕВСТВО МАЛОВАТО!

    Компания «Story Lab» начала съемки документального фильма о звезде мировой оперы МАРИИ ГУЛЕГИНОЙ. В августе у нее будет звучный юбилей. Из всех этих лет – тридцать на сцене! Вместе с ней мы отправимся в кругосветку – от ее родной ОДЕССЫ до ее любимого НЬЮ-ЙОРКА.

  • ПЕРВАЯ НА ПЕРВОМ

    «Story Lab» представляет премьеру документального фильма о звезде мировой оперы Марии Гулегиной на Первом канале, 4 ноября, в 23.50.

  • ЛЕГЕНДЫ О ГОГЕ

    К 100-летию великого режиссёра Георгия Александровича ТОВСТОНОГОВА. Компании «Story Lab» и «ИВД КИНО» представляют премьеру документального фильма «ЛЕГЕНДЫ О ГОГЕ» на Первом канале, 27 сентября, в 23.30.


AdmirorGallery 4.5.0, author/s Vasiljevski & Kekeljevic.