Сергей Майоров: «В телевизор я попал из проводников!»

Вот ведь что происходит на телевидении? Программы открываются и закрываются с невероятной скоростью. Название не успеваешь запомнить, а она уже вылетела из эфира.

И только «Истории в деталях» стабильны, неизменны и несокрушимы. Почему? Мы решили спросить у ее ироничного ведущего Сергея Майорова.

- Сергей, вот все люди как люди дают интервью, позируют для обложек, а вы как-то обособились... Про вас говорят: «Капризный человек, не общается с прессой».

Сергей Майоров - Я капризный? Ну я бы не сказал. На обложки попадают женщины, молодые, красивые и желательно с несчастной судьбой. А я ни то ни другое - я довольная луна в форточке. И мне приходится быть избирательным, потому что потом пишут: «А можем ли мы рассчитывать на алаверды, что главный редактор нашего журнала станет героем программы?» Я такого бартера избегаю. Не появляюсь в рубриках «Ужин со звездой», «35 трусов Сергея Майорова» или «100 оргазмов осени». С точки зрения эпатажа я не очень интересный человек. Презентации, концерты, свадьбы и похороны - не мой бизнес. Я на самом деле слон - большой и мощный. Но мышка какая-нибудь пробежит, и у него инфаркт случается...

- Откройте секрет вашего теледолгожительства...

Сергей Майоров - Просто мы - мафия! В хорошем смысле слова. Мы - программа «Детали» - очень долго работаем вместе.

Говорят, у женщин, когда они работают в одном коллективе долго, синхронизируются циклы. Вот так и у нас. Сейчас на ТВ команда - это редкость. А у нас команда, оркестр.

- А забастовок в команде не бывает? Понятно, что любая яркая личность, придя к вам, вас не переиграет.

Сергей Майоров - Да? Вы что, считаете, что они такое стадо? Все бывает. У меня первая скрипка может встать и сказать: не хочу играть, устал. Или, например, контрабас может встать и сказать: Сергей Анатольевич, вы слишком задрали планку и создаете невыносимые условия работы. И уйти. Или может встать виолончель и сказать: вы мне нахамили, Сергей Анатольевич, не хочу с вами разговаривать. Это нормальная ситуация.

- Вы не страдаете от степени собственной эмоциональности, открытости? Или вам приходится обособляться в этом вашем мире?

Сергей Майоров - Да, отчасти со своей командой я закрываюсь. То есть мне здесь комфортно, мне не нужно притворяться. Здесь меня знают как облупленного. Чего мне выпендриваться? Мы, например, с Олей Каймаковой не только вместе работали, но и жили в одной коммуналке. Шесть лет. Знаете, какая у меня была внутренняя агрессия и ревность, когда она заявила, что замуж выходит. Но я «пережил» всех ее мужей! Мы очень близкие люди. У нас никогда не было секса, но при этом мы знаем анатомию друг друга досконально. Мы столько времени вместе в купе, в поездах, в гостиницах. Мы как брат с сестрой...

- Вы мастер историй. Сознайтесь, сочиняете мифы о себе? Например, о вашей любви к самолетикам, Карлсонам, рубашкам, конфетам «Мишка» и водке с клюквенным соком.

Сергей Майоров - Зачем мне заниматься мифотворчеством, если у меня есть как минимум три десятка историй, абсолютно никому не известных. Например, как я заработал свою первую тысячу. Знаете, я с юности был очень богатым человеком. Свою первую тысячу я заработал в 18 лет, работая проводником поезда Москва - Феодосия. Вы можете себе представить, что тогда значили такие деньги? Я занимался тем, что на поезде Москва - Феодосия возил «зайцев» в плацкарте. Это стоило 1 рубль с носа. Потом проводницы меня научили, как постель и чай второй раз пускать в производство. Как надо побрызгать на эту простыню, как подложить, я все эти фишки железнодорожные очень хорошо усвоил. Я в Феодосии покупал кизил по 3 рубля - продавал его в Курске по 12. Груши в Крыму покупал по рублю мешок, а продавал в Орле по 10.

- Куда вы потратили такие деньжищи?

Сергей Майоров - Вы не поверите. Я вел такую лихую жизнь: рестораны, девушки, машины... Двадцатилетие отмечал на большом теплоходе «Валерий Брюсов». Но я вам расскажу, как меня наказали за это все. Я как-то торговался с «зайцами» и не заметил, как по эстафете «шпалы» передали. Это если садятся ревизоры, все кладут два пальца на плечо - сели «шпалы»-ревизоры. А у меня полный вагон пассажиров, контрабандных слив, еще чего-то. У меня всего пять комплектов белья официально продано, потому что все по третьему разу идет в производство.

Понятно, им нужно было дать... Но знаете, какое наказание они мне придумали? Из плацкарты перевели в СВ. «Зайца» не посадишь, каждые три часа туалет убирай, вагон пылесось, чай, кофе, печенье приноси, в ресторан бегай с заказами. И самое главное, там нет третьих полок, куда ты уберешь свои сливы. И два оставшихся месяца мне показались просто адом кромешным.

- Ну это преданья старины глубокой, а что сейчас?

Сергей Майоров - Совсем недавно я влез в историю с ипотекой. Я, например, будучи очень известным человеком, только в прошлом году закончил платить ипотечный кредит за свою квартиру.

- Пентхауз отхватили?

Сергей Майоров - Ну да! Маленькая двухкомнатная квартира на Ленинском проспекте с двумя скандальными соседками. Крики, визги, писки - я на них в милицию подавал. Терпеть было невозможно. Вот призываю соседей по подъезду дверь в подъезде поменять и ремонт небольшой сделать. У меня еще появился маленький домик в Подмосковье. Это не хоромы рублевские, но все равно мне очень нравится. Туда перевез маму, и у меня впервые ощущение, что я приезжаю не в коммунальную квартиру, где полно родственников, а домой.

- А невеста у вас есть...

Сергей Майоров - Есть как минимум 3 женщины, которые хотели бы соединить со мной судьбу. Две из них известные. И они считают, что во мне -невысоком, толстом, местами подернутом сединой дяденьке - много обаяния. Есть одна проблема. Наверное, это и есть моя трагедия. Я перфекционист. Дайте идеал! Я видел такое количество драм, когда женились на стройных блондинках, а потом просыпались рядом с непонятным, плохо прокрашенным толстым чудовищем. И как это все разрушало.

- Волков бояться...

Сергей Майоров - Может быть. Но я только сейчас начинаю понимать, что такое жизнь. Я сейчас начинаю ее остро ощущать. Правда, говорят, что в 40 лет жизнь только начинается. Я боюсь только нищей старости в каком-нибудь хосписе...

- Не представляю себе...

Сергей Майоров - А кто бы мог себе представить смерть, например, Анны Шиловой - величайшего диктора? Одинокая, в хосписе, всеми забытая. Я такое количество трагедий видел, что хоть садись и пиши книжку. Не о том, какой я великий и как меня все не понимали, какие вокруг меня жлобы. Это будет художественная книга. В жизни столько историй. И я когда-нибудь с удовольствием продолжил бы дело Эдварда Радзинского и Виталия Яковлевича Вульфа.

Текст / Анна Балуева / «Телепрограмма»

СЕРГЕЙ МАЙОРОВ: «В ТЕЛЕВИЗОР Я ПОПАЛ ИЗ ПРОВОДНИКОВ!» / 1

Вернуться к списку публикаций

Поделиться


Популярное

  • КОРОЛЕВСТВО МАЛОВАТО!

    Компания «Story Lab» начала съемки документального фильма о звезде мировой оперы МАРИИ ГУЛЕГИНОЙ. В августе у нее будет звучный юбилей. Из всех этих лет – тридцать на сцене! Вместе с ней мы отправимся в кругосветку – от ее родной ОДЕССЫ до ее любимого НЬЮ-ЙОРКА.

  • ПЕРВАЯ НА ПЕРВОМ

    «Story Lab» представляет премьеру документального фильма о звезде мировой оперы Марии Гулегиной на Первом канале, 4 ноября, в 23.50.

  • ЛЕГЕНДЫ О ГОГЕ

    К 100-летию великого режиссёра Георгия Александровича ТОВСТОНОГОВА. Компании «Story Lab» и «ИВД КИНО» представляют премьеру документального фильма «ЛЕГЕНДЫ О ГОГЕ» на Первом канале, 27 сентября, в 23.30.


AdmirorGallery 4.5.0, author/s Vasiljevski & Kekeljevic.