Сергей Майоров: «Я испытываю кайф от поездок»

«В Марокко хочется медитировать и предаваться мыслям о мироздании»
Автор и ведущий программы «Истории в деталях», что выходит на канале CTC, – человек, так сказать, летучий. Он обожает самолеты, охвачен страстью к исследованию новых земель, и застать его в Москве крайне сложно. Сергей всегда в командировках, его заграничный паспорт, выданный на пять лет, обычно заканчивается через полтора года, а домашний атлас испещрен флажками: около 50 стран и 240 городов на счету! Теперь он хочет купить выполненную под старину подробную карту, которую присмотрел в Лондоне, и повесить в своей квартире на стену. Так его перемещения по миру станут нагляднее.

ТиО: Сергей, раз вы видели столько стран и континентов своими глазами, то начать наш разговор, наверное, можно с их характеристики. Например, Америка, к которой сегодня такое неоднозначное отношение, вам как показалась?

– Соединенные Штаты мне нравятся. Я там был во многих городах: Лос-Анджелесе, Сиэтле, Бостоне, Филадельфии, Чикаго, Нью-Йорке... Вряд ли остался бы в этой стране жить, но езжу туда всегда с удовольствием. Америка привлекательна космополитизмом, непритязательностью, демократичностью. И если не вступать в отношения с местными чиновниками, полицейскими, страховыми агентами и прочими госслужащими, то поездка доставит радость.
Мне лично по душе «русская» Америка. Везде, куда я приезжал, общался с нашими экс-соотечественниками. Это были действительно интересные разговоры. Американцы же достаточно скучная нация, предсказуемая за редким исключением. А наши люди, только не обитатели Брайтон-Бич, а профессура Бостонского университета или чикагские врачи, совсем иного сорта, российские по духу, легкие на подъем, любознательные в самом хорошем смысле слова. Никакой местный житель так не покажет родной город, как выходец из бывшего Советского Союза, потому «что в силу природной пытливости» он уже изучил все вокруг досконально. Между прочим, я, как любитель всякого рода экскурсий, многие страны открывал для себя именно благодаря таланту гидов. Даже самая не выдающаяся на первый взгляд страна после рассказа профессионала начинает играть новыми красками. Причем я заметил, что русскоязычные гиды в любой части света гораздо квалифицированнее коллег – коренных жителей, иной раз я просто восхищаюсь их работой.

ТиО: А можете вспомнить какую-нибудь потрясающую экскурсию, которую провел все-таки местный житель?

– Да, в Португалии. Но опять-таки тот человек, Жозе Мезальяж, долгое время работал в России собкором ИТАР-ТАСС и прекрасно владел русским языком. Благодаря ему я совершил удивительную поездку по окрестностям Лиссабона. Он показал Синтру, Кашкайш, Обидош, Назаре, Алкабасу... Причем мало того, что у Жозе уникальные знания по культуре и истории, так он еще и в гастрономии неплохо разбирается. Именно он, уроженец Порту, рассказал мне о существовании только в этом португальском регионе зеленого вина, сделанного из недозрелого винограда – сухого, игристого, вкусного... Мы пили его, как лимонад, легко и в огромных количествах, но потом не могли встать из-за стола – ноги сделались чугунными…
А позже я испытал полную эйфорию, увидев, наконец, мыс Рока на побережье Атлантического океана, место, откуда отправлялись корабли Васко да Гама. Надеюсь, что побываю в этой стране еще не раз.

ТиО: Интересно, когда в последний раз вы действительно были удивлены какой-нибудь местностью?

– Три года назад. Я без особых ожиданий поехал отдыхать в Марокко. Мечтал о пляжном безделье, а так как Турция, Тунис, Египет и Кипр уже порядком надоели, выбрал океанский курорт этого африканского государства. Так вот, я провел там десять дней, и мне их не хватило. Я даже почти не был на пляже, потому что осматривал всевозможные необычные дома, замки, дворцы... Вдоль и поперек прошел Агадир, Марракеш, Фес, Танжер. Я пребывал в полном восторге и от красно-розовых зданий, и от роскошных дюн, и от свежего апельсинового сока, и от божественного океана... Там же Бертолуччи снимал фильм «Под покровом неба». Романтичное кино. И я понял, почему эта страна, впитавшая фантастический восточный колорит и западную легкость, входит в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Она пока еще не затоптана туристами. Ее не растащили на сувениры. Так что спешите видеть. И в Марокко очень хочется медитировать и размышлять о мироздании.

ТиО: А где в Африке вы еще побывали?

– В Тунисе, Египте, Алжире, Сенегале. Планирую полететь в Кению, Намибию. Хочется сфотографировать диких слонов, тигров, зебр, жирафов, бегемотов... Вообще, я уверен, что самое лучшее приобретение – это хороший фотоаппарат. С его помощью нужно фиксировать не только себя любимого на фоне достопримечательностей, но и все то, что вокруг. И потом, в минуты уныния, снимки будут вдохновлять.

ТиО: Какие земли вы поставили бы в один ряд с Марокко по насыщенности впечатлениями?

– Аргентину и Уругвай. В Аргентине я был в Буэнос-Айресе. Туда надо ехать не за памятниками архитектуры, а скорее за возможностью обрести совершенно другую реальность и полностью в нее погрузиться. Кроме того, я летал и на Огненную Землю в Ушуая, где кругом льды, снега, пингвины, откуда регулярно отправляется круизный лайнер в Антарктиду.
Вообще, Аргентина очень близка нам по менталитету. Там полно лентяев, раздолбаев, хотя и добрых веселых людей, готовых раскрыть душу, спеть проникновенную песню и накормить тебя в ресторане. Я понял, почему именно здесь мог появиться такой страшный диктатор, как Хуан Доминго Перон, и эта странная девушка, его жена Эвита – красивая и искрометная, позволяющая своему мужу совершать жуткие вещи, однако столь любимая народом. Страна способна влюбляться! Если ты подружился с местными жителями, выпил с ними вина, посидел за одним столом, потанцевал, то можешь не сомневаться: в аэропорт тебя придет провожать половина Буэнос-Айреса, как было со мной, и все станут искренне плакать, печалясь о расставании. Аргентинцы превосходны в своем примитивном обожании.

В прошлый раз я ездил со съемочной группой, но теперь намереваюсь отправиться туда как турист – просто отдыхать: любоваться суровыми горами с одинокими птицами, аскетичными, в отличие от утонченно изысканных норвежских, фьордами. Кстати, я имею представление о многих мысах: и о Нордкапе, у которого сливаются Атлантический и Северный Ледовитый океаны, и о мысе Рока, самой западной точке Европы, и о постоянно штормящем мысе Горн в Аргентине, где встречаются уже Атлантический и Тихий океаны. Вроде бы ничего особенного: вода перетекает в воду, на самом же деле своими глазами видишь, как меняется цвет, характер течения... Весьма романтичный, даже интимный процесс... Настоящий поцелуй! Возникает ощущение, что подглядываешь за страстью двух влюбленных.

Что же касается Уругвая... В то время, когда я ездил в Латинскую Америку, в «Аэрофлоте» еще не было «боингов» для беспосадочного воздушного путешествия. Многие, наверное, помнят тяжелейшие суточные рейсы ИЛ-86 по маршруту Москва – Будапешт – Алжир – острова Зеленого мыса – Сальвадор в Бразилии – Буэнос-Айрес – и, наконец, Монтевидео. Откровенно говоря, конца пути достигали самые стойкие.

Столица Уругвая ничем особенным меня не потрясла поначалу. Я увидел довольно неопрятные улицы, реки грязи, неаккуратных людей... Но потом взору предстали горы с пасущимися на них мохнатыми овцебыками. Лишь за тем, чтобы увидеть эту пастораль, стоило лететь на край света! Позже я был приятно тронут радушием местных жителей: на своих мулах они спустили нас с гор, когда машина забуксовала, поселили в крохотной гостинице придорожной таверны. А утром, открыв глаза, я увидел босоногую уругвайскую девушку, ставившую мне в номер цветы... Это сразило наповал.

ТиО: А если говорить об архитектурных красотах, то какие города вам милее?

– Безусловно, Лондон, Страсбург, Венеция, Зальцбург, Вена. В Зальцбурге просыпаешься под звон колоколов, пьешь кофе, наблюдаешь в окно за старушками, в шесть утра идущими в булочную за свежими круассанами, и ощущаешь, что освобождаешься от всего негатива и начинаешь любить себя, и стремишься совершать какие-то добрые поступки в отношении своих близких.

Неподражаема изящная имперская Вена. Венеция хороша в любое время года... Я был там пять раз, и еще поеду, чтобы в сотый раз покормить голубей, выпить поздно вечером кофе на Сан-Марко и послушать уличных музыкантов.

Лондон привлекателен для эксклюзивного шопинга, оригинальных развлечений. Для меня это вообще город номер один, столица мира, где, наверное, я смог бы остаться. Там бурлит жизнь, афиши сменяют друг друга: Спиваков, Джулия Робертс и Кэтлин Тернер, Лев Додин со своими спектаклями, новая версия «Эвиты» или премьера мультимедийного шоу «Синатра» и так далее. А в любом парке города ты, развалившись на газоне, можешь часами наблюдать за людьми. Такое времяпрепровождение развлекает и отвлекает от ежедневных забот, желание куда-то бежать исчезает. Лежишь и думаешь, пусть мир подождет... А уж посмотрев мюзиклы, походив по блошиным рынкам на Кемпдоне или по картинным галереям и дизайнерским салончикам в Ноттинг-Хилле, посидев в соборе Святого Павла, где висят картины нашего русского художника Сергея Чепика, заказанные самой королевой, чувствуешь необыкновенный прилив сил. Лондон очень стильный, модный, теплый, мощный, способный открыть каждому что-то свое и вызвать сильные эмоции. Так, слезы наворачиваются на глаза, когда у надгробия адмирала Нельсона видишь открытку с нарисованным сердцем, на которой неровным детским почерком написано: «Ты мой герой».

Для культурологической прививки идеальны Рим, Флоренция... Прошлым летом я был в Милане, Сан-Ремо, на озере Гарда, в Вероне, где жил в историческом отеле со стеклянным полом, под которым размещены археологические находки. Я посетил музеи, театр под открытым небом «Арена ди Верона», где слушал «Аиду», поставленную Дзеффирелли. А так называемый балкон Джульетты (китчевое место), облепленный кучей японских туристов, меня абсолютно не занимал. Фрески Тициана в Дуомском соборе гораздо интереснее.

А вот Париж мне не нравится, хотя он и является одной из главных столиц планеты. Давно известно, что сами жители уничтожают свой город. Так вот, в одном из самых северных городов мира норвежском Хаммерфесте, где десять месяцев в году стоит полярная ночь, кругом стужа, солнце – большая редкость, люди с огромной любовью высаживают на каких-то два летних месяца цветы на улицах, красят дома в яркие желтые или голубые цвета и всячески заботятся о нем. В Париже всего этого нет. Во-первых, он славится самыми жадными таксистами, громадными очередями повсюду, снующими попрошайками. Во-вторых, разочаровывает, особенно если ожидания после классической литературы и французских фильмов слишком завышены. Даже экскурсия по Сене на меня произвела впечатление лишь в пять утра, когда на теплоходике нас было всего шестеро и город еще спал.
Разумеется, Лувр – вне конкуренции, и, безусловно, ощущаешь некую особую атмосферу узеньких улочек, кафешек... А вот если хочется отведать блюда настоящей французской кухни, то рекомендую отправляться в другие города: Биарриц, Лион, Руан, Довиль, Тулузу, Бордо, Авиньон.

Татьяна Веденеева для нашей программы провела экскурсию по Лазурному Берегу Франции. Мы побывали в разных тихих городках с их неспешным ритмом жизни, посидели в ресторанчиках, где висят картины художников, которые за еду расплачивались своими работами, – и это потрясает. Меня больше притягивает неформальная Франция типа Сент-Поля, Антиба или Клермо-Феррана. А Канн, Ницца, Монако кишат нашими туристами, и там очень много русского, видимо, еще с первой волны эмиграции.

ТиО: Вы помните свой самый первый заграничный вояж?

– Естественно. Это была Финляндия, туда я ездил еще из Советского Союза в возрасте 19 лет. Когда нас из Таллина переправили на пароме в Хельсинки и мы вдруг окунулись в абсолютно другой мир, то я испытал шок. Сельская монохромная страна показалась мне волшебным краем. И, как ни странно, моя первая любовь жива до сих пор. При всем своем однообразии Хельсинки на выходные – изумительный вариант отдыха. Можно покататься на старинном пароходе, покормить чаек, утром в порту купить свежую рыбу, а днем с огромным удовольствием съесть ее уже в Москве.

ТиО: Мне кажется, вам близка Северная Европа, прохладные Скандинавские страны, верно?

– Да. Особенно Норвегия. Причем это не самая приветливая к туристам страна, и ее жители, оказывается, не слишком любят путешествовать и покидать свое северное королевство в отличие от тех же немцев, которых можно найти в любом закоулке мира. Но я могу простить все: и то, что в два часа дня ты там нигде нормально не пообедаешь, потому что рестораны начинают работать в семь часов вечера, заканчивают – через три часа, и столики, если ты не сделал предварительный заказ, как правило, все заняты. И то, что к вечеру практически любой город словно вымирает: магазины закрываются, сувенирных лавок нет, людей на улицах мало – они отдыхают либо в квартирах, либо в своих загородных тролличьих домиках. Некоторое скопление народа удастся обнаружить только в порту, где местные жители сидят в кафе, едят мороженое, пьют кофе и смотрят на парусники и лебедей.

Едешь в туристическом автобусе, и норвежский гид говорит: «Обратите внимание на маленькую деревеньку Гейрангер, что находится на самом краю Гейрангер-фьорда, с населением в три сотни человек. Здесь они живут круглый год, и в радиусе ста километров нет больше никакого населенного пункта». Сам собой напрашивается вопрос: а что они делают зимой, которая длится целых девять месяцев? Гид, немного подумав, отвечает: «Ничего». Это раздражает. Но зато природа, покой, фьорды, хрустальные водопады, чистейший воздух... Вы можете себе представить, что культурный центр Норвегии Тронхейм – деревянный, игрушечный, с весьма выразительным дизайном, изрезанный многочисленными каналами, расположенный недалеко от полярного круга, где триста дней в году идут дожди, – весь пропах клубникой?! Ягоду продают на каждом шагу, и вовсе не голландскую или израильскую синтетику. У нее аромат из нашего с вами детства! Кроме того, однажды в июле я катался на лыжах на горе Далснибба, а вечером за ужином ел эту самую клубнику, а также необычную рыбу-волк, крупную семгу, лосося, пойманных за полчаса до ужина. Я к тому, что в стране безукоризненная экология: люди, купив лицензию, ловят рыбу на обед буквально возле своего дома.

ТиО: Вы всегда пробуете национальные блюда, даже самые экстремальные?

– Да, хотя заказывать блюда корейской кухни в Сеуле я, пожалуй, больше не отважусь. Рыба, пахнущая аммиаком, не слишком возбуждает аппетит. Другое дело, техасское мясо: такого нет больше нигде.

ТиО: Куда планируете отправиться в ближайшее время?

– В Исландию. Мечтаю увидеть Рейкьявик. А также манят Тибет и Китай – хочется пройтись по Великой Китайской стене, услышать Пекинскую оперу. Что касается Европы, то не был только в Боснии и Герцеговине, Молдавии, Албании, но сейчас туда не стремлюсь. Да, я много где побывал: и в Канаде, на кристальных фьордах, где киты производят на свет детенышей, и на Ниагарском водопаде, и в Японии в сезон цветения сакуры, и в Словении и Хорватии с их душевными; людьми, и в далекой Новой Зеландии, и в гостеприимной Грузии... Кстати говоря, в эту нашу бывшую союзную республику с радостью поеду в любой момент. Там прелестные пляжи, уютные отельчики и чудесные горнолыжные курорты.

ТиО: Куда бы вы посоветовали отправиться отдохнуть на выходные?

– Если есть три-четыре свободных дня, можно посетить Стамбул, Будапешт, Киев, Таллин, Стокгольм, Тбилиси... А вот на Новый год я бы рекомендовал круиз по Рейну: Амстердам – Кельн – Базель – Страсбург – Франкфурт-на-Майне. Это незабываемая рождественская Европа, шумные карусели, катки в центре городов, праздничная иллюминация, всевозможные распродажи... И не холодно.

ТиО: Что привозите на память из дальних краев?

– Кружки, но не ширпотребные из сувенирных киосков. Нравится приобретать и разные забавные вещицы. Так, из Лондона привез смешную скульптурку: толстая тетка сидит верхом на тощем дядьке и щекочет ему пятки, а тот ржет. Называется композиция «Щекотка», и теперь она напоминает о поездке. А о Цюрихе вспоминаю, глядя на самый настоящий велосипед, только в миниатюре.

ТиО: Вы основательно готовитесь к своим путешествиям?

– Разумеется. Читаю путеводители, обычно отмечаю то, что хочу увидеть. Правда, в итоге именно туда-то и не попадаю, зато заезжаю в другие места, которых нет в путеводителях.

ТиО: И в заключение ответьте, пожалуйста, что заставляет вас колесить по белу свету?

– Я испытываю кайф от поездок, помимо новых впечатлений получаю редкую возможность побыть наедине с самим с собой, отключившись от повседневных забот. И вы знаете, мечтаю дожить до того дня, когда смогу дарить своим друзьям на дни рождения путешествия. Мне кажется, что ничего лучше такого подарка быть не может.

Сергей Майоров: «Я испытываю кайф от поездок» //Туризм и Отдых, сентябрь 2006г.Сергей Майоров: «Я испытываю кайф от поездок» //Туризм и Отдых, сентябрь 2006г.Сергей Майоров: «Я испытываю кайф от поездок» //Туризм и Отдых, сентябрь 2006г.Сергей Майоров: «Я испытываю кайф от поездок» //Туризм и Отдых, сентябрь 2006г.

Вернуться к списку публикаций

Поделиться


Популярное

  • КОРОЛЕВСТВО МАЛОВАТО!

    Компания «Story Lab» начала съемки документального фильма о звезде мировой оперы МАРИИ ГУЛЕГИНОЙ. В августе у нее будет звучный юбилей. Из всех этих лет – тридцать на сцене! Вместе с ней мы отправимся в кругосветку – от ее родной ОДЕССЫ до ее любимого НЬЮ-ЙОРКА.

  • ПЕРВАЯ НА ПЕРВОМ

    «Story Lab» представляет премьеру документального фильма о звезде мировой оперы Марии Гулегиной на Первом канале, 4 ноября, в 23.50.

  • ЛЕГЕНДЫ О ГОГЕ

    К 100-летию великого режиссёра Георгия Александровича ТОВСТОНОГОВА. Компании «Story Lab» и «ИВД КИНО» представляют премьеру документального фильма «ЛЕГЕНДЫ О ГОГЕ» на Первом канале, 27 сентября, в 23.30.


AdmirorGallery 4.5.0, author/s Vasiljevski & Kekeljevic.